КиноАтис

#7, 2011 - 3D – драйвер рынка кинопроката в России

3D – драйвер рынка кинопроката в России

Вадим Сотсков режиссер, сценарист, продюсер, художник. Родился в 1968 году в Москве. В 1985 году окончил изостудию Московского дворца пионеров и школьников, отделение изобразительных искусств. В 2004 году выступил как режиссер и сценарист анимационного фильма "Микрополис". Разрабатывал визуальные эффекты кинофильма "Флэш.ка" в 2006 году. 2007 год – супервайзер анимационного фильма "Лягушачий рай". В 2009 году выступал продюсером первого российского анимационного 3D-проекта "Звездные собаки Белка и Стрелка". В настоящий момент занимает должность генерального директора компании "КиноАтис"

– Многие говорят о том, что 3D – временное явление. А как считаете вы?
– Я думаю, что 3D не сможет полностью вытеснить 2D: не всем нравится смотреть 3D по разным причинам, хотя специалисты постоянно работают над тем, чтобы сделать просмотр более комфортным. Например, наши американские партнеры просят нас считать частоту кадра не 24, как всегда было принято в кино, а 48 кадров в секунду. Да, это значительно облегчит просмотр, картинка будет выглядеть намного приятнее, но при этом будет стоить вдвое дороже. Сейчас все мейджоры, которые делают анимацию, переходят на новый формат, так что скоро он станет нормой для всех. Основной тренд в индустрии на сегодняшний день – именно улучшение качества. Стоит также отметить, что одним из главных драйверов развития 3D являются кинотеатры, которые вложили деньги в данную технологию. 3D – это как раз та вещь, которая толкает рынок кинопроката вперед, что выгодно для всех участников процесса.

– Что вы можете сказать о 3D-технологиях в России?
– Я считаю, что 3D уже не является каким-то эксклюзивом. В любом магазине электроники есть 3D-камеры, которые на 3D-мониторе показывают 3D-картинки. Очевидно, что за несколько лет в отрасли был сделан огромный рывок. В скором будущем каждый сможет снять 3D-фильм в домашних условиях. Наш фильм “Белка и Стрелка” был первым, который сняли в 3D. Конечно, мы столкнулись с определенными проблемами – нужно было сделать хороший фильм и при этом не утомить зрителя новой технологией. Тут есть свои нюансы: нельзя применять технологии экшн-фильмов, где много быстро сменяющихся планов, нужно избегать использования слишком глубокого 3D – глаза должны отдыхать.

– А в России есть 3D-специалисты?
– Когда мы снимали свой фильм, нам помогла найти специалиста и сделать 3D компания 3DTV Vision. Сложно сказать, наш или нет, по национальности он серб, но уже давно живет в России. А вообще специалисты есть – некоторые даже остались с советских времен. По сути, 3D в России – это не новинка, в кинотеатре “Октябрь” был 3D-зал. Уже тогда фильм снимали на пленку с двух камер и потом с двух проекторов показывали на экране. У нас даже есть специалисты, которые получали награды за производство стереофильмов. Так что нельзя сказать, что 3D в России появилось только сейчас. У нас есть свои стереографы, хоть и немного. Но если возникнет необходимость, рынок воспроизведет этих людей.

– Какова позиция российского 3D-контента на мировом рынке?
– Российские позиции в целом слабые: не важно, 3D или нет. Мы еще имеем какое-то влияние на постсоветском пространстве, но если посмотреть чуть дальше, то картинка совсем не радужная. Мы можем получать призы на фестивалях за авторские фильмы, но каких-то особых прорывов в коммерческом кино пока почти нет. Хотя, безусловно, мы все работаем над этой проблемой.

– А как вы продвигали ваш фильм?
– Я считаю, что пробиться можно везде – надо просто понимать, что тебя никто и нигде не ждет. Это не значит, что нас куда-то не пускают из-за того, что мы из России. Просто представьте ситуацию: кто-то приезжает сюда из Гвинеи и говорит, что у них есть классное кино – вряд ли перед ними сразу откроются все двери. Нам помогло то, что у нас есть американские партнеры: я достаточно долго жил в Америке, и это помогло мне договориться с ними. Безусловно, контент должен отвечать мировым требованиям, должен быть понятен всем. Самобытность – это хорошо, но завоевать мировой рынок сама по себе она не поможет.

– Было ли у вас какое-то особое маркетинговое продвижение?
– Да, конечно. Я и Сергей Зернов, генеральный продюсер “Белки и Стрелки”, мы начали продвижение задолго до выхода фильма. Иначе мы просто не успели бы выйти на мировой рынок. За год до выхода фильма в прокат мы стали выступать на международных кинорынках – это огромное пространство, где всегда куча людей и все пытаются подойти к дистрибьюторам и что-то им подсунуть. И тут возникает вопрос – а чем мы отличаемся от них? Им приносят сотни фильмов, большинство из которых никто никогда не увидит. Сначала надо обратить на себя внимание. Мы, например, покупали обложки журналов, которые распространялись прямо при входе на кинорынок. Фильм должен примелькаться, у него должна быть хоть какая-то репутация – и тогда с тобой начинают разговаривать.

– Есть ли смысл создавать в России 3D? Окупаются ли затраты?
– Да тут дело не в 3D – если фильм плохой, его никакие технологии не спасут. А если есть уверенность в том, что фильм достойный и люди на него пойдут, то да, есть смысл делать его в 3D.

– А какой период окупаемости?
– Период окупаемости фильма – 2 недели. За этот срок он либо выйдет в плюс, либо станет провалом. При этом фильм может быть очень хорошим, но тут уже в ход пойдут другие факторы: плохой пиар или неудачное время выхода – например, одновременно с каким-нибудь голливудским блокбастером, у которого была огромная рекламная кампания. У нас на третий уикенд был просто жуткий провал, что неудивительно – после терактов в метро люди резко перестали ходить в кино, особенно с детьми. Такие вещи предвидеть невозможно. Даже в Голливуде удачных фильмов не так много. Просто 1–2 отличных фильма легко перекрывают 10 неудачных. Но там огромная индустрия, а у нас мало какой производитель может позволить себе выпускать каждый год целую гору фильмов.

– Несколько раз вы употребили словосочетание “удачный фильм”. А каковы составляющие удачного фильма?
– Успех фильма я измеряю по количеству купленных билетов – если их куплено достаточно, значит и фильм удачный. Хотя и это не всегда говорит об успешности. Но если я как продюсер все время выпускаю неудачные фильмы, то лучше мне уйти с рынка.

– А можно как-то повлиять на успех? Например, пригласить к участию известных персон?
– Если брать конкретно “Белку и Стрелку”, то, во-первых, нам помогло уже название – его все знают с детства, это уже плюс. Второе – мы приглашали очень известных актеров. Вообще, сложно сказать, почему один фильм становится удачным, а другой – нет. Иногда кажется, что кино обязано выстрелить: там и актеры замечательные, и режиссер известный, и тема выбрана правильная – но ничего не происходит.

А иногда в фильме ничего подобного нет, а он бьет все рейтинги. Что точно можно и нужно делать – это в первый уикенд приводить в кинотеатры максимальное количество людей, покрывая тем самым сразу все расходы на фильм. Есть разные технологии, как это реализовать. Но главный показатель – это всегда второй уикенд. Если люди продолжают покупать билеты – значит фильм удачный.

– От чего можно получить большую финансовую отдачу – от полнометражного фильма или от сериала?
– На мой взгляд, сериал в России на прокате по телевизору никак не отобьешь. Для этого надо делать его совсем дешевым, но тогда его не будут покупать каналы. Сериал выгодно делать в том случае, если ты работаешь на некий бренд и параллельно выпускаешь игрушки, книжки, майки и много других вещей. Сериал вообще рассчитан на перспективу: он работает долго, и отдачу ждать тоже приходится долго. А выпустив полнометражный фильм, ты сразу понимаешь, окупил он себя или нет, – все становится ясно через 2 недели. В нашем случае полный метр и сериал – это некий бренд, одно поддерживает другое.

– В чем основная сложность создания мультфильма в 3D? 
- Технологически все достаточно просто, мультфильм же создается виртуально, и у нас есть куча компьютеров, которые его обсчитывают. Другое дело, что это очень затратный процесс - он требует больших материальных и временных вложений. Каждый кадр нужно отсчитать, отсмотреть, утвердить, понять, склеить. Сами понимаете, сколько сил на это уходит.

- Какие у вас сейчас планы? 
- Сейчас, хотя я этого и не хотел, мы работаем над вторым фильмом про Белку и Стрелку. Кроме того, мы сейчас делаем сериал на эту же тему – о событиях, которые происходили после полета. У нас удачный запоминающийся бренд, должно сработать. Во втором фильме они полетят на Луну – там запутанная история, но, как мне кажется, очень интересная. Там много как реальных фактов, так и вымысла. Будем надеяться, проект будет удачным.

– Сейчас многие говорят о вто рой волне кризиса. Не боитесь? 
- Если честно, первый кризис очень нам помог. Производство анимационного фильма – это очень долгий процесс, занимает не меньше 2 лет. А бюджет прописывается заранее. За то время, пока мы работали, цены взлетели и люди стали просить повышения зарплат. Мы в силу недостатка бюджетных денег не могли им предложить лучшие условия, и они уходили. Вообще, перед кризисом были очень серьезные кадровые проблемы и хорошего специалиста было трудно найти. А когда в стране начались проблемы, то тут же появились ценные свободные кадры, которые согласились работать на тех условиях, которые мы предлагали. Даже несмотря на это, заканчивали мы фильм в очень тяжелых условиях, но справились – надеюсь, справимся и сейчас.

В любом случае, мне кажется, что хуже, чем в начале 1990-х, уже просто не может быть.

Беседу вела 
Дарья Минакова

Вконтакте Instagram facebook Youtube
 

г. Москва, ул.Полковая, дом 3, корпус без номера, этаж 1, подъезд 4

тел./факс:

+7 (495) 909 14 81

info@kinoatis.com